1959 год В Одессе и Евпаториии

1959 г 4 августа, не без приключений с билетами мы выехали в Одессу. 15 45 жаркий день до тёмной ночи.
0508 В Беларуссии холодно прошли дожди. Тучи низко мчатся с NW. Люди в ватниках. На привокзальных рынках солёные огурцы, пара – рубль, малина, да картошка. И так до самой Украины.
06.08. Юг Украины. Ясное утро предвещающее жаркий день. Вдоль путей сожжённая степь. В прогалинах посадок жухлая трава. Лишь после дождя снова радостно зазеленела между ними травка. Но выглядит она жалко, как кучерявейшийся пушок на лысине.
Малаховы встретили нас как родных.
В этот же день я был на пляже парка Шевченко. Там не видно отдыхающих усатых, с толстыми ляжками и животами.
07.08
Знакомились с Одессой. Улицы Пушкина, Ленина, Дерибасовская, Чкалова и другие, прямые, просторные в акациях и в каштанах. И вообще весь город в акациях, Приморский бульвар с Потёмкинской лестницей с памятниками Пушкину, Герцену и Эмануиллу, которого плчему-то называют Дюком. Это Дюк основатель благополучия и процветания, стоит на пьедистале в духе римского консула, а может быть еврейского праведника.


Говорят, что у этого памятника десятиклассники в ночь перед экзаменами собираются и ровно в 12 часов узнают вопросы. Здесь же параллельно просторной Потёмкинской лестницы смешной фуникулёр.
Смотрели знаменитый театр - второй в европе. Правда первого я не видел, но второй мне очень понравился. С наружи он напоминает храм искусств. Формой храм а архитектурой вдохновенное искусство.
11.30 Мы смотрели балет великий вальс Штрауса. Балет поставлен хорошо. Декорации замеча тельные мебель рисованная, много просторов. Артисты танцуют с увлечением и даже забывают об окружающем, что плохо. Оркестр слабоват. Басы ревут, нет смягчающих баритонов.
09.08 Прибыли в Белгород-Днестровский, ехали в автобусе через Татарку, Овидиополь, Карамину, Бургаз и Бугаз. Круг большой. Кругом виноградные и кукурузные поля.
От Бургаза идёт ровная аллея акаций и второй ряд тутовых деревьев. До Бугаза на узкой песчаной косе строятся садоводы-любители, говорят что здесь разводят хороший Шацкий виноград. Под палящим солнцем загорелые любители возятся на своих наделах, не смотря на воскресный день.
Белгород, как все южные города утопает в каштанах и тутовых деревьях, преимущественно одноэтажные дома в южном стиле. Небольшие парки улицы: Измайловская, Ленина, Калинина, Шевченко и т.п. Много кислого вина по 8 рублей литр.
07 часов утра я не стал будить свою Валюшку, оделся и направился в просыпающийся город. Утро хорошее. Небо чистое-чистое, снова пережеващающее жаркий день. Я иду по парку. Тихо, тихо и вдруг слышу весёлую залихвастскую сербиянку напевчающую под баян, дробный топот ног, звонкие голоса. На улицы Клинина в общежитии педагогического училища молодёжь собиралась в дальний трудовой путь трудовой, многообещающей жизни с её взлёта и падениями повторяющейся истории.
И я, как и многие до меня подумал о том, что жизнь действительно вечна, но не вечны мы, наше желание и упование, хотя из них слагается жизнь. Наши жизни мелькнут как маяк, а может быть створный знак, меркнут вдали. Может быть по ним кто-нибудь определится, учтёт по-своему, а может быть посторонится, а может быть вообще не тбратит внимание, не нужно, другая цель, другие мечты.
Павлик сам простой и важный с людьми прост и весел. Поэтому и служба у него не трудно проходит у него много друзей и знакомых. Все с ним охотно беседуют, он заразительно смеётся.
Казалось бы говорит он о самых обычных вещах, но при этом так звонко и весело засмеётся, что невольно вызывает смех у окружающих.
"Я раз сидел в кустах, и зараза и весь облез, и вот подполковник п..тот был в рубашке, а с него полезло клочьями, как с Шавки,
Но как он болеет за свою команду ОДВО, так даже не болеет Арьков. После матча с "Винницкими костоломами", как он их называет, он заболел и, только лишь у Веры Ананской после трех рюмок отошёл и долго чертыхался и проклинал "Виницких костоломов".
Но как он распоряжался на счёт билетов в театр на теплоход "Адмирал Нахимов" это был настоящий командир. Он никого не просил, а требовал, хотя не приказывал никому.
12.08.59. В 17.00 Мы покинули Одессу, наполненные обедом Нины. Каюта N98 первого класса на четверых. Как хорошо мы вдвоём можно плясать, но мы не пляшем, а моемся. Моемся как говориться "С головы до пят". Поужинали в ресторане 1 класса. Ночь, душно. Валюшка открывала длвер, закрывала снова, открыаала и подпирала креслом.
13.08 . Утро, идем вдоль берегов Крыма. Наша каюта обращена л цом на них. Иллюминатор большой и мы вдвоём почти вылезаем наружу. Перед нами проплывают мыс Сарыч, Айтодор, Кариез,Семин, Мискар и наконе ц Ялта.
10.00 мы у причала. Душно, Валюшке дурно. Её бросает в жар. Болит голова. Ужас... с Ялтой знакомимся по гал...пока что узнаем два.
Ночуем в комендатуре. Среди ночи стучат девчата. Дурные, я злой. Три раза открывал несколько дверей. Утром встретили Розу.
В этот же день в 17.00 покинули Ялту на теплоходе "Россия" наполненом палубными пассажирами Расположились мы в салоне на мягком диване. Ужинали в главном баре, утопая в глубоких креслах. На стенках резные из кости - силует теплохода и строго выдержанные картины немецкой жизни. Под ногами богатые ковры. Везде простор и роскошь.
Пиво немецкое, коньяк заграничный, колбаса какая-то ненашенская, но деньги берут по-россиски.
Всё было бы прекрасно, если бы не лишние пассажиры и ругань с помошником, классными женщинами и милицией. А последних всегда много, когда они могут показать свою власть.
В 01.00 14.08.59 Стали на якорь на открытом рейде Евпатории.


На берегу нас любезно перехатили муж и жена из полка южных владельйев гостинниц - по 10 рублей за койку с носа. А наша гостинница находилась на расстоянии 5 минут от моря в старом городе на Привозной улице.
В Евпатории наше время, в основном проходило на прекрасном новом пляже. Мы вдоволь валялись на горячем песке и под грибком и вдоволь купались и ныряли в изумрудные воды Чёрного моря. А над пляжем всё время парила легкая музыка. Хорошо! На душе ни забот ни печалей. И только когда в силу физиологических свойств человека, появлялась необходимиость побывать и в других местах как-то "iдальне" или что-то вроде "перукарне" мы лениво плелись на катер или на автобус. После iдальне мы также лениво плелись в нашу "гостинницу".
По пути потихоньку наши девочки покупали на ужин и завтрак фрукты овощи и другое.А мы с Леней пили «Чихирь» и знакомились с примечательностями городка. Петляющие узкие улочки с одноэтажными и каменными стенами напоминали о татарах. Старый город стропился из расчёта самооброны удобства стрелять из-за угла. Кое где возле собора(место работорговли) сохранились высокие стены за которыми прятался татарин со своими жёнами, которым Коран запрещал смотреть на чужих мужчин.


Когда-то, в давние времена, за этими стенами на дворе на домашнем поулу покрытом ковром восседал сам татарин со своей семьёй. А в новом городе всё по-новому, по-европейски. Ровные просторные улицы, высокие дома, парки. Были мы и в Курзане на Золотом пляже. Курзан-сад-парк. Там нам понравился Пушкинский уголок с русалками, ведьмой и котом на цепи. А вокруг в прудах с зеленоватой водой лениво плавали «золотые» рыбки.
Но не понравился нам ресторан. Где долго и плохо готовят мясные блюда. Плюс к тому же, Роза там потеряла сумку с паспортом.
Ну а вообще нам Евпатория понравилась больше чем Ялта. И действительно прав Маяковский сказав:
«Очень жаль мне тех, которые не побывали в Евпатории.»