Дневники моего отца Лышкова Николая Александровича. Самые лучшие годы.

01.05.1958 г Слушал о новом гербе. Об обещании на счёт сокращения рабочего дня(два часа анекдоты рассказывают. Зачем сокращать). О малодушных подхалимах.

Березенко чтобы оттолкнуть от себя ответственность спрашивает дежурного офицера разрешения не делать вечерней прогулки курсантам –дипломантам, а в то же время командует целым факультетом.
Юра после дежурства сказал, что самым порядочным человеком, среди начальников оказался Челидзе. И если бы ни он то Юра получил бы «фитиль» за нераспорядительность при отправке шлюпок в Ленинград на соревнования.
Солодовников, узнав о «тяжёлой» обстановке, связанной со временем и «опасностью» отправления дежурным офицером замахал руками:
- Я ничего не, делайте что хотите. Докладывайте обо всём адмиралу».
А адмирал выслушав доклад, мирно пошагивая по кабинету, трескучим голосом стал свою логику подводить под «стрелочника»
И когда Волков, выйдя из себя, сказал, что если я виноват, то наказывайте. Он ответил:
- Да, вы будете наказаны».
И только, после передоклада Челидзе, при вторичном разговоре с Волковым, он высказал мысль «волка ягнёнку» - ты виноват в том, что я есть хочу.

08.05.1958 год В день по нескольку раз он строил планы на будущее. В уме подсчитывая годы, подсчитывал и шансы и, даже во время серьёзных занятий ему было приятно думать об этом.
Но впереди шёл «локомотив», ломавший все его надежды.
СНХ рубит сук на котором сидит
Вчера был у Пети в институте. Он очень обиделся на нас, что мы не заехали к нему. Он назвал это контрманевром. И хотел рвать с нашей дружбой считая, что этого мы хотим. Я ему высказал свою схему случайностей, приведших к тому, что мы к нему не зашли. Он согласился и мы решили не вспоминать об этом.
Он болеет. Вчера приступ чуть не довел его до смерти. А работы у него всегда по-горло. Он даже жалеет от проведённых 1-го и 2-го мая у Глушковых.
Когда же человек будет думать о себе, о своём здоровье? Ведь скоро 40 лет, а там … И всё надеемся, что вот мол в этом отпуске подправлюсь, а осенью новые разочарования, новые нужды, а время летит и летит. Почему же человек не думает о завтрашнем дне 20-30 лет. Он их даже не распределяет И ему так даже интереснее. С каким наслаждением он идёт в отпуск в эти годы. И главное куда угодно и везде ему интересно. А в инаши годы приходится всё рассчитывать, уплотнять, но сроки не выдерживаются, а жизнь проходит мимо.
Как жаль, что человек в самые лучшие сознательные годы живёт 7 – 8 лет(17-25).
Почему у человека старость длится больше всего.
И что обиднее всего самые лучшие годы у человека загружается учёбой, трудом, службой и так далее
(Если бы папа знал Библию Пс.89:10 Дней лет наших — семьдесят лет, а при большей крепости — восемьдесят лет; и самая лучшая пора их — труд и болезнь, ибо проходят быстро, и мы летим.)

Б.Г., зная о том, что Гавриил П. на заседании «О воспитательной работе курсантов» может психануть на него так как весь доклад может быть построен на фактах работы Г.П. поручил кафедру провести ему. И правильно сделал . Г.П. всё о себе должен и всю критику товарищей принял и даже благодарил.
Кафедра была вызвана жалобами курсантов, которые озлобились на Г.П., его опрометчивыми шагами(«разгильдяи, из вас офицеры не получатся, стук указкой на лекции)ошипками, оговорками, описками.
Б.Г. был как гость и делал вставочки и советы – «Гавриил Палыча надо ругать, поругайте же его… …его ругать не надо, он и сам понимает, его бить надо, побейте его, чтобы он понял».
Юра, как всегда начал выступление с того, что он ещё молод и не имеет такого права, чтобы критиковать такого туза в учебной работе как Г.П., но мне кажется…
Манов сказал, что нужно читать всегда и всем доходчиво, а то получается 136 и 135 классы довольны, а другие нет значит им и плохо было прочитано. Описки не должны быть ни в коем случае, это очень и очень плохо. И должна быть сделана методика. А с личным составом должен быть хороший контакт.
Кафедра – была школой для всех. Выражения на кафедре(- «На бес птичьи и ж соловей»!, «Море яйцами не раскачаешь», «Хреном диссертацию не напишешь»

10.06.1058 год - Какое начальство глупое! – говорит Коля М-в, - пока говорят простые смертные, подчиненные, то их вообще не слушают, не только не прислушиваются к их голосу. А стоит только об этом же сказать какому либо контр-адмиралу или адмиралу Чалому, как начальство вокруг этих слов начинает поднимать шум. Начинаются учёбы, вывод, сборы и так далее и тому подобное.(это по поводу статьи Чалого «Об инициативе офицерского состава»)

17.06.1958 год При обсуждении статьи Чалого, Коля Манов вспомнил о своём комдиве, который на мостике подымал страшную панику. Кричал метался по кораблю и удивлялся тем, кто проявлял спокойствие:
- Что вы за офицеры, - кричал он, - чего вы стоите как болван. Вы что еле шевелитесь.
- Нет вы посмотрите на него, у него ни одного движения, никакого волнения, что это такое. С таким офицером можно пропатсь за «понюх табака».
Об этом он после похода говорил командиру. Тот ему начинает возражать.
- В чём он провинился, есть ли у вас какие то конкретные замечания за его неправильные действия, есть ли притензии?
- Что мне притензии, зачем мне притензии! Он должен гореть, гореть на службе.
Г.П. говорит вместо ВНИМАНИЕ – ВЫНИМАНИЕ.

04.06.1958 год В этот день я стал мудрее. Не сдав извинения за беспокойство причинные. Заеззд. Понял что нужно. Понял, что учёным не стать, а нужно пока не поздно – свою струю.