Дневники моего отца Лышкова Николая Александровича Такая категория людей

Недавно Б.Г. в порыве заступничества за Манова в нашем присутствии резко поговорили с С.С.Солодовкиным.
«Безобразие… вы сами ставите Манова в условия, в котором он не сможет сдать экзамена…»
«Вы почему так разговариваете это может повлиять на вашу службу.»
Б.Г. осекся и ничего не ответил, а продолжал лепетать. Ничего лучшего не придумал, как сообщить это нам и даже рассказать, что он запросто звонит к ССС и что он ему сказал: «Мне нравится ваша настойчивость; но если она переходит в назойливость, то я могу психануть.»
Пожалуй ССС в основном имел второе, и чем только хвастается.
Юра возмущён безграмотной записью в журнале замечаний, но решал против начальников не попрешь
02.04.1958 год Палками под пузырящимся ледовым снегом царапали твёрдый лёд. Через пару дней лыжи придётся смолить.
05.04.1958 год. День прививки и уколов. Я же сделал 3.04. Утром Ковалёв говорит: «Как можно сделать Н.А., чтобы отметка была в тетради у Шаповалова и, чтобы стена не текла»
Волков отказывается делать укол Манов тоже. Б.Г. пошёл на счёт них договариваться к Шаповалову.
Волков мол слаб, а Манову нужно на днях сдавать экзамен. Договорился. Пришёл доложил, а про Кимаева только заикнулся. Г.П. так разошёлся что просто ужас:
«Есть у нас такая категория людей, которые раньше других бегут в санчасть, чего-то там договариваются, делают отметки, а есть такая категория, которым всю жизнь колют в спину, и за них никто не договаривается.
Я должен предупредить, что не буду делать укол.
Б.Г. : «Как же так? Это же приказ Громова.
«А вот так если только я сделаю укол, то я две недели болею, а потому предупреждаю, что я в понедельник и во вторник не приеду если только я уколюсь.
Не пришел, пришлось идти и договариваться на счёт занятий.
Но как снова Г.П. сказал «Нечего меня агитировать»…
Жора рассказал о том, как он молодым лейтенантом читал семафор командиру эскадры хотел с чувством с толком прочитать; с этого и начал. Тот как закричит:
«Ты что орёшь? Что я тебе глухой что ли» Рассердился ужасно.
Жора перепугался, растерялся и уже продолжал читать запинаясь, потихонечку.
Адмирал ещё пуще рассердился:
«Чего ты там бормочешь себе под нос, ты что читать не умеешь?»

- Б.Г. как переписать ваше выступление в протокол, прямо как есть, или…»
- А о чем я там говорю, Н.А., прочтите пожалуйста.
- Вы говорите о том, что мы ещё не готовы к решению данного вопроса(н счёт адъюнкта Ковалёва) так как не знаем согласен Поздняков руководить или нет. Официального отказа он не дал…от командования же нужно решительно потребовать немедленного…самых решительных мер…
- Помимо, помимо конечно так нельзя переписывать.
- В общем нужно написать наоборот
- Не совсем…нужно подумать.