23 сентября 2019, Понедельник 20:26
 0  432
Показаны записи с 1 по 1 из 1.

Для встречи этого нового года было решено принести в жертву квартиру Зыкова. Состав оргкомитета мероприятия, состоящий из двух известных с прошлого года персон, решили для приличия расширить кандидатурой хозяина квартиры - было как-то неловко танцевать девушку без разрешения того, кто ее ужинает каждый вечер. К тому же, и сам хозяин был на выдумки горазд.

Ставший уже почти традиционным конкурс бутылочных этикеток решили дополнить маскарадом. Без символа грядущего года - петуха - было бы обойтись не правильно, но выступить в его роли все мои друзья почему-то дружно отказались. По всему выходило, что носить этот гипс предстоит мне.

Слегка поразмыслив, я пришёл к вполне приемлемому для меня варианту решения этой щепетильной проблемы. Идея заключалась в том, что этого зверя вполне смогли бы символизировать его нижние конечности, выполненные в виде оборудованных шпорами ходуль. Идея к тому же окрыляла, поскольку стоя на них, я смог бы ощутить себя птицей, как минимум, среднего полёта. Технически задумка также была вполне осуществима по той причине, что конструкция ходуль была довольно простой, руки у меня пока ещё не оперились и могли держать пилу и молоток. Навыки обращения с ходулями у меня также имелись, а габариты старорежимной зыковской квартиры, без сомнения, могли вместить половозрелую особь жирафа, правда в позе "слега пригнувшись".

За несколько дней до торжества я прибыл к Зыкову с парой двухметровых деревянных брусков, которые я приобрёл накануне в соседнем хозяйственном магазине. Для их транспортировки с Чёрной речки до Техноложки пришлось изготовить для них чехлы, в противном случае в метро могли возникнуть проблемы.

Предосторожность оказалась не лишней, и на вопрос "метровой" вахтёрши:

- Что это у вас там? - я ответил - Лыжи.

- Что-то уж больно здоровые, - недоверчиво окинула взором зачехленные пиломатериалы служитель подземки.

- Для трамплина.

Сомнение в глазах вахтёрши не то, чтобы исчезло вовсе, а скорее, к нему примешалась легкая степень уважения – не то к прыгунам с трамплина, не то к неординарности ответа. Так или иначе, она слегка опешила, и я, воспользовавшись возникшим замешательством, быстро проследовал на эскалатор.

Конструирование петуходулей и экипировка их шпорами заняла немного времени, и вскоре они были готовы для ходовых, как говорят сапожники и корабелы, испытаний. Хотя, в нашем случае, корректнее было бы использовать терминологию авиаконструкторов.

Результаты испытаний, в целом, оправдали заявленные ходовые и летно-технические характеристики конструкции, однако выявили один существенный недостаток - на паркете ходули слегка разъезжались, что требовало от их пользователя обладания навыками экстремального десантирования или, хотя бы, умения вставать на шпагат. Обучаться всему этому времени не оставалось, поэтому проблема была решена оснащением ходулей резиновыми набойками.

Глядя на финальную версию моделей петушиных ног, в голове невольно родился ряд ассоциаций. Первое, что мне пришло на ум - цирк с конями. Я представил, что если бы некие устроители шоу из корыстных побуждений принудили заезжих цирковых наездников выступить на паркетном манеже, моя идея пришлась бы коням по душе.

Итак, с ходовой частью и управляемостью вопрос был решён, теперь следовало разработать маршрут всего мероприятия.

В некотором смысле Бурлака и Зыков действовали в сходном направлении - в соседнем помещении они заканчивали разработку карты города с указанием на ней мест своей боевой славы, адресов проверенных посиделок, стоянок и лежанок.

Остальным участникам предстоящей встречи были выданы рекомендации общего характера, соответствующие замыслу празднества. Мы надеялись на то, что дизайнерские этикетки с названиями доселе неизвестных напитков рождаются ими в надлежащих муках, костюмы и маски кроятся и подгоняются, а их авторы и наполнители с нетерпением отсчитывают оставшиеся до нового года часы.

Вскоре все приготовления были практически завершены.

Зыков сообщил нам, что он успешно купил и убрал елку. Правда, тут он слукавил. Как мы потом убедились, и не убрал её вовсе – с момена покупки она так и красовалась в центре гостиной.

До полного новогоднего антуража не хватало только Деда Мороза и Снегурочки. Не получив позитивного отклика от приятелей на замещение этих вакантных ролей, мы с Зыковым решили примерить их на себя.

Разделение амплуа прошло неожиданно гладко. Единственной загвоздкой были зыковские усы, с которыми он категорически не хотел расставаться, уповая на то, что одной жертвы в виде квартиры с него будет достаточно. Мне ничего не оставалось делать, как смириться с будущей довольно провокативной внешностью моей партнерши.

Единственное, на что согласился Андрей – подобрать косички в тон к савоим усам. В противном случае он лукаво обещал их подкрасить.

Почувствовав в его сопротиволении проявление пока еще никем не описанного закона непреодолимого противодействия мировой энтропии чрезмерной гармонизации любого процесса, я решил прекратить дальнейшую работу над проектом. Я слепо положился на то, что все остальное, и, в частности, текст поздравлений, родится сам собой в нужный момент. Так оно и случилось.

Тем не менее, подготовка к празднику заняла больше времени, чем сам праздник. Похоже, мы становились настоящими профессионалами.

Настало 31 декабря.

Мы с Оксаной уже собирались в на выходить из дома, когда позвонил Зыков и поведал, что наша компания пополняется ещё одним членом. Дима, вкусу которого мы безоговорочно доверяли, пригласил своего старого приятеля Алика Гарусова.

Дима всегда руководствовался принципом - чем больше людей, тем лучше. Позже он распространил его и на своих дочерей. Это был, конечно, замечательный принцип, но теперь нужно было срочно организовать ещё один дедморозовский подарок новобранцу. Идеи уже покидали мой натруженный мозг, но тут мне пришёл на ум удачный опус леоновского Деда Мороза из "Зигзага удачи" про жинку и четвертинку, и я полез в бар за постновогодней заначкой. Текст родился сам собой.

Зыков встретил нас в партикулярном наряде - в джинсах и клечатой рубашке. Забрав у меня мешок с подарками и продовольственный паек, он удалился переодеваться, предложив на ходу познакомиться с новым членом коллектива.

В глубине внушительного коридора нашему взору предстала миловидная напомаженная толстушка с лучистыми, слегка на выкате, глазами и темными вьющимися волосами, спадавшими на плечи.

Это что за новости, - мелькнуло у меня в голове – еще одна, не охваченная подарком, особа. Но мои опасения быстро развеялись, когда девушка вдруг заговорила густым, хрипловатым баритоном. Это был Алик.

Теперь уже трудно воспроизвести стиль и отдельные нюансы костюмов остальных гостей, но все они были довольно забавными, а их облалатели, в отличие от Алика, угадывались без труда.

Проводы старого года были недолгими, как сборы в известной красноармейской песне.

Минут за пять до полуночи я покинул уже порядком разгоряченную компанию и выскользнул в коридор. Из кладовки я достал спрятанные петуходули, проверил набойки и замер в нетепеливом ожидании. Когда

из комнаты стал раздаваться звон курантов, я взгромоздился на своё детище, широко развёл локти в стороны, изображая крылья, и, нарочито пошатываясь, предстал перед изумленными товарищами. Публика слегка оторопела, но убедившись, что я сравнительно уверенно держу равновесие и не особо опасен, быстро пришла в себя.

Ожидаемый эффект был достигнут. Под одобрительное гул я спешился и, махая рукокрыльями, слился в объятиях с массами, символизируя диалектическое единство и борьбу григорианского и восточного способов фиксации точки отсчета очередного года.

Европейские традиции встречи Нового года тоже не заставили себя долго ждать. Шапка, маска, халат, мешок и посох обеспечили правильную идентификацию моего нового образа, а усатая Зыгурочка с косичкам, в юбке и сандалях, довела градус восторга публики до икоты.

Вручение подарков сопровождалось комментариями в стихотворной форме, а также прыжками и ужимками снегурочки.

(Привожу здесь неполный перечень того, что удалось запечатлеть в своей памяти)

Марина Чуева (среди близких тогда - Маша)

Машка, хоть и гинеколог

Очень падка до приколов

Чтоб прикол был без последствий

Вот тебе простое средство!

(одноразовый шприц, в то время - редкость)

Вова Иванов

Он вечно молод и здоров

И пива хлопнуть не промашка

Кто это чудо? - Иванов,

Конечно, храбрый наш портняжка.

Он в звоне рюмок слышит Дзен,

В общении не ищет профит,

И меркнут Кафка и Карден

Когда он шьёт и философит.

(походный набор для шитья)

Дима Елизаров

Однажды Елизаров

Свершил поступок - честно!

Из лавки антиквара

Принёс он анти-кресло.

По случаю такому,

Как дорогому гостю

Дарю сей анти-молот

И этот анти-гвоздик.

Ты этим инструментом

Надежно и сердито

Чини апартаменты

И бей антисемитов.

(молоток с тяжёлой резиновой головой и гвоздь)

Алик Гарусов

Кто из вас тут будет Алик?

Вот тебе в подарок шкалик.

(Шкалик натуральный, тут же початый)

Андрей Бурлака

Чем знаменит наш друг Бурлака?

Тем, что без мыла влезет в транспорт,

А чтоб надежней стала хватка,

Ты пользую зубы этой пастой.

(Помарин)

Для партнера по шоу у меня тоже родился малнький экспромт следующего содержания: "Расскажи, снегурочка, как дела, Расскажи, снегурочка, где юла?", которую я промычал ему на известный мотив, когда тот совершал причудливый пируэт в своей пачке при вручении очередного подарока.

На самом деле, у меня был и другой вариант, заканчивающийся словами "где Юла?", но в последний момент я не рискнул его исполнить. Юльки в ту ночь с нами ее не было, поскольку вот уже с пол-года как она не жила в этой квартире.

Что происходило потом, я плохо припоминаю - меня вдруг настигла прошлогодняя усталость и опустошение. Помню только, что народ решил совершить прогулку по крыше дома, где некоторым састливцам, судя по их комментариям, открылась какая-то бездна, но я в этой забаве участия не принял.

На следующий день компания в поредевшем составе переместилась к Алику, на Зверинскую. Здесь все протекало в традиционном постновогоднем созерцательно-философическом стиле. Ближе к полуночи мы стали прощаться с гостеприимным хозяином квартиры, чей адрес еще не был обозначен на известной карте и явно

туда просился. Расставаясь с Аликом, я вдруг вспомнил, как Бурлака, покидая нас после встречи прошлого нового года, обнимался и проникновенно клялся в вечной дружбе, приговаривая «братки, форевер». Тогда я отнёсся к этому немного иронично, но теперь я испытывал во многом схожие чувства.

Оглядываясь назад, можно смело сказать, что эти два новогодних праздника окончательно сформировали костяк нашей компании.

Показаны записи с 1 по 1 из 1.